Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

SOS! без медпомощи погибает арестант Чуприна в ИТК-№6 г.Кировограда

В И.К.#6 г.Кировограда

Уважаемый товарищ Начальник Колонии!

Мне на моб.тел. позвонил мой клиент Павел Чуприна,
который сидит в ИТК-№6 г.Кировограда, и сказал, что очень очень плохо себя чувствует - у него камень в почках большой, и очень сильные боли.
Администрация Колонии в Вашем лице его никуда не вывозит.
Врачи колонии пишут, что он "здоров".
Ему нужна срочная операция по удалению камня в почках, иначе он может умереть.
Звучал он очень и очень плохо.

Прошу Вас вмешаться и остановить этот произвол, защитить его право на жизнь и здоровье!


С уважением,
Олег Веремеенко

О НЕПРЕДОСТАВЛЕНИИ ЛЕЧЕНИЯ В СИЗО БОЛЬНЫМ ВИЧ-СПИДОМ И ТУБЕРКУЛЕЗОМ. Евросуд коммуницировал жалобу

LEVCHENKO_e
Евросуд поставил наше дело на коммуникацию.
Благодарность всем, кто помогал нам в 2010 году обратиться в Евросуд, консультировал, делился опытом, подсказывал. Совместными усилиями невозможное возможно! Я верю в то, что мир - не без добрых людей. И что безвыходных ситуаций не бывает! Читайте: История борьбы Евгения Л. с произволом в наших СИЗО: http://innocentsukr.blogspot.com/2013/09/blog-post_412.html

***
Факты (на момент обращения в Евросуд 3 года назад)
1. Заявитель с с 14.01.2009 года является инвалидом 2-й группы и болеет хроническим гепатитом с 1992 года, туберкулезом легких – с 1999 года. ВИЧ-инфицированный - с 2003 года.
2. 17.08.2009 года заявитель был арестован по подозрению в совершении преступления по статье 185 части 3 Уголовного кодекса Украины и помещен в Мариупольский СИЗО.
3. При поступлении в СИЗО 17.08.09 заявитель предъявлял жалобы на одышку, слабость, кашель.
4. С августа 2009 г. по настоящее время находится в СИЗО № 7 г. Мариуполя, где произошло значительное ухудшение состояния его здоровья начиная с 15.10.09 (прогрессирует открытая форма туберкулеза). С 12.03.2010 г. врачами было установлено, что Л-нко Евгений нуждается в госпитализации на дневной стационар и лечении противотуберкулезными препаратами 2-го ряда.
5. 18 марта 2010 г. между администрацией Мариупольского СИЗО и КЛПУ «МПТД г. Мариуполя» была достигнута договоренность о вышеупомянутой госпитализации и лечении, начиная с 22 марта 2010 г., но, тем не менее, госпитализация так произведена и не была. Это подтверждается заявлениями заключенного Л-нко Евгения в мае 2010 г., и телеграммами его брата Л-нко Сергея от 17 мая 2010 г.
6. В связи с существенным ухудшением состояния здоровья арестанта адвокат Заявителя заявила 19 мая 2010 г. ходатайство об изменении меры пресечения Л.Е.А. с содержания под стражей в СИЗО № 7 г. Мариуполь на подписку о невыезде. Но несмотря на это, ей было отказано, и Л-нко Е.А. по сей день содержится под стражей в СИЗО.
7. Также 19 мая 2010 г. в Новогродовский городской суд была вызвана скорая медицинская помощи в связи с ухудшением здоровья Л-нко Евгения.
8. 20 мая 2010 г. Начальником Мариупольского СИЗО №7 был направлен ответ брату заключенного – Л-нко Сергею – с описанием причины неоказания надлежащей медицинской помощи, чем было подтверждено, что заболевание лёгких на фоне ослабленной иммунной системы представляет угрозу для жизни и здоровья заключенного.
10. Европейским Судом по правам человека были приняты соответствующие меры, в результате которых с 4 июня арестанту Л-нко Евгению начали предоставлять необходимое лечение антитуберкулезными препаратами второго ряда (переписка адвоката с Судом содержится в досье Суда № 29273/10). Но лечение это было проведено без обследования. После назначения лечения состояние незначительно улучшилось. Но после увольнения начальника медчасти Мариупольского СИЗО несколько месяцев назад Заявителю лекарства стали поступать нерегулярно, с большими перебоями, что также не может не влиять негативно на здоровье Заявителя.
11. 9 июня 2010 г. адвокатом была направлена телеграмма администрации Мариупольскому СИЗО с просьбой организовать комплексное выездное медицинское обследование арестанта Л-нко Е.А. в областном центре ВИЧ-СПИДа с привлечением инфекциониста. Администрация СИЗО обращение адвоката проигнорировало. Арестант Евгений Л-нко по сей день комплексно обследован так и не был, а в областной центр ВИЧ-СПИДа – так и не вывозился по бездействию администрации Мариупольского СИЗО, хотя прошло уже 3 (три) месяца с момента получения ходатайства от адвоката Заявителя.
12. В связи с наличием хронического туберкулеза и инфицированием Л-нко Евгения ВИЧ\СПИДом, состояние больного с каждым днем ухудшается, и на данный момент существует реальная угроза его жизни и здоровью из-за необследования и непредоставления адекватного его состоянию здоровья лечения.
***
О нарушении статьи 3 Конвенции
Неадекватное лечение.
Л-ко Е. пребывает в заключении в СИЗО с августа 2009 г. по-сегодня, и все это время длится слушание его уголовного дела в суде, и пока еще не вынесено окончательное решение. В течение 1 года арестанту Евгению Л-ко не предоставляется надлежащая адекватная  медицинская помощь по поводу ВИЧ/СПИДа. Это - прямое нарушение ст. 3 Конвенции (бесчеловечное и унижающее достоинство отношение к заключенным).
Во всей медицинской документации, еще на момент поступления в СИЗО 17 августа 2009 года, диагноз «ВИЧ» условно был обозначен как «В-20» (см. медицинскую документацию в приложениях к заявлению). Такое условное обозначение используется иногда в медицинской практике из соображений этики. Тем не менее заявителю не оказывалось никакой медицинской помощи касательно этого заболевания.
Активная форма туберкулеза была выявлена 15 октября 2009 г., и с того момента по 4 июня 2010 г. (более 7 месяцев) ему не предоставляли необходимого лечения препаратами 2-го ряда, что привело к значительному ухудшению здоровья Заявителя.
На данный момент ни адвокату, ни самому Л. Евгению неизвестно, на какой стадии находится заболевание ВИЧ+: на стадии инфицирования или уже на начальной стадии заболевания СПИДом.
Так, 19 мая 2010 г в связи с резким ухудшением состояния здоровья Евгения Л.во время судебного заседания в Новогродовский городской суд была вызвана бригада скорой медицинской помощи. По результатам осмотра врачи скорой рекомендовали: консультации инфекциониста. В результате по сей день арестанта на консультацию к инфекционисту так никто и не вывез. Сам же обратиться к врачу-инфекционисту по понятным причинам он не может.
17.08.09 – администрации СИЗО было достоверно известно что заявитель Л. – ВИЧ-инфицирован еще с 2006 года. Это следует из мед.карточки МСЧ от 01.06.2010.
В ходатайстве от 26.02.2010 № 1085 начальник Мариупольского СИЗО полковник Замиралов А.А. подтверждает, что у Л. действительно диагноз: В-20 (третья клиническая стадия).
Кром всего на сегодня имеются бюрократические препятствия к тому, чтобы обследовать заявителя надлежащим образом. Поэтому заявитель и обращается в Высокий Суд за помощью и содействием в этом вопросе. Так, Евгений Л. не получает необходимую антиретровирусную терапию, что прямо противоречит п.3.5 Приказа МОЗ\ГосДепаИН № 186\607 от 15.11.05. Пациентов с таким тяжелым диагнозом необходимо содержать в условиях стационарной инфекционной областной больницы, где пациенту должны оказывать надлежащее лечение (которое является очень дорогостоящим: АРВ-терапия стоит от 100 евро в день на человека и выше). Это связано с бюджетным законодательством Украины согласно которого нельзя дорогостоящие мед.препараты (в т.ч. АРТ-препараты) вывозить с территории инфекционных больниц (даже в СИЗО!), таким образом единственная возможность  для Заявителя получать адекватное лечение против ВИЧ/СПИДа – находиться на стационаре инфекционной больницы. Именно этой возможности Заявителя и лишили местные суды (отказавшись сменить меру пресечения на подписку о невыезде и\или залог) и администрация Мариупольского СИЗО, которые проявляют бездействие в последние месяцы и попросту игнорируют все просьбы Заявителя и его адвоката по поводу мед.обследования и госпитализации с целью лечения Заявителя от ВИЧ/СПИДа; чем сознательно и целенаправленно сокращают продолжительность жизни Заявителя, подвергая его таким образом пытке. Что-либо сделать в данной ситуации заявитель не может.
Ходатайство адвоката Заявителя в адрес администрации Мариупольского СИЗО (см. Телеграмму от 09.06.10 – в приложении) о необходимости организации комплексного выездного медосмотра Заявителя, включая консультации у инфекциониста и лабораторные анализы – полностью проигнорированы администрацией Мариупольского СИЗО!
Таким образом фактический отказ в предоставлении лечения Заявителя – ничем и никем не мотивирован. Адекватное лечение Заявителю попросту не предоставляют без объяснения причин!
Согласно принципу 1 Принципов медицинской этики ООН, врачи, обеспечивающие медицинское обслуживание заключенных или задержанных лиц, обязаны охранять их физическое и психическое здоровье и обеспечивать лечение заболеваний такого же качества и уровня, какое обеспечивается лицам, не являющимся заключенными или задержанными. А в данном случае заключенному Л-ко Евгению не оказывается такой помощи.
Когда государство лишает человека свободы, оно берет на себя ответственность за его здоровье. Администрация пенитенциарного учреждения обязана не только обеспечивать медико-санитарную помощь, но и создавать условия, способствующие сохранению здоровья заключенных. Одним из принципов медицинской службы должен быть следующий: заключенный не должен выходить из исправительного учреждения в состоянии худшем, чем до поступления. В данном случае болезнь Л-ко Евгения прогрессирует именно из-за неоказания ему адекватной медицинской помощи, и вина за это полностью лежит на государственных органах.
Пункт 9 основных принципов обращения с заключенными ООН (они приняты Резолюцией 45/111 Генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 г.) гласит: «Заключенные пользуются медицинским обслуживанием, имеющимся в данной стране, без дискриминации в связи с их юридическим положением». В данной ситуации имеет место нарушение этого пункта.
Правило 40 Европейских пенитенциарных правил гласит: «Заключенные должны иметь доступ к медицинским услугам, имеющимся в стране, без дискриминации на основании их правового положения». А в данном случае имеет место дискриминация по юридическому статусу (статус заключенного)
Из-за наличия у Л-ко Евгения СПИДа, он в любой момент от самой легкой инфекции,- может серьезно заболеть и умереть.
Заявитель Л-нко Евгений крайне нуждается в комплексном медицинском обследовании, имеющим целью выяснить, на какой стадии у него сейчас находится болезнь: ВИЧ\СПИД. Заявителю не оказывается антиретровирусная терапия, которая обязана предоставляться согласно нормативному акту, указанному в п. 14.2.7. данного заявления.
Органы прокуратуры не реагируют на заявления, жалобы и просьбы заключенного Л-нко Евгения о предоставлении ему надлежащего лечения. Данные жалобы не рассматриваются  и нет проверки изложенных заявителем нарушений, хотя бы потому, что администрация СИЗО эти жалобы не выпускает из-за стен. Адвокат не может приехать к Заявителю из-за отсутствия финансирования и удаленности СИЗО от Киева (около 800 км).
Конвоирование
Конвоирование в суд происходит в антисанитарных и крайне нездоровых условиях. В среднем конвоируют Заявителя в суд один раз в месяц. При этом Заявителя перевозят в одном и том же транспорте вместе с другими арестантами, не имеющими таких заболеваний (хотя больных туберкулезом заключенных обязаны перевозить в отдельных транспортных средствах, обустроенных таким образом, чтобы состояние больного не ухудшилось).
Расстояние от места содержание под стражей до Новогродовского суда, в котором рассматривается дело Л-нко Е., составляет около 50 км. Поездка занимает от 3-4 часов и более. Очень часто заседания переносятся и\или откладываются судьей без объяснения причин.  Во время поездки и пребывание заявителя в суде его целый день не кормят (время пребывания в суде от 2 и более часов), чем причиняют ему мучения.
Условия содержания в сизо и перевозки (конвоирование) в суд провоцируют дальнейшее ухудшение здоровья Л-нко Евгения - ведь на фоне ВИЧ-СПИДа (который не лечат), хронического туберкулеза, гепатита и других болезней – организм заявителя крайне ослаблен.
Условия содержания
Заявитель Л-нко Евгений содержится в условиях, не соответствующих стандартам и санитарно-гигиеническим нормам (принятым как на национальном, так и на международном уровне). Площадь на одного заключенного в камере, где содержится заявитель, составляет менее 2 кв.м., что нарушает предусмотренные законодательством нормы.
Питание в месте содержания под стражей недостаточное, не соответствующее нормам, и не удовлетворяющим дневную потребность больного в питательных веществах и микроэлементах. Диета Заявителя как больного туберкулезом - не соблюдается. Нормы питания и площади указаны в разделе 14.2.5 данного заявления («Национальное законодательство Украины») – не выполняются.
Обобщение
Заявитель считает, что нарушением статьи 3 Конвенции было:
- отсутствие надлежащего и адекватного медицинского обследования, которое бы дало возможность установить верный диагноз (ВИЧ/СПИД),
- отсутствие адекватного лечения от ВИЧ/СПИДА на протяжении 1 года;
- отсутствие надлежащего лечения от туберкулеза на протяжении более 7 месяцев;
- неоднократное конвоирование его в суд в условиях, не соответствующих его состоянию здоровья;
- содержание его под стражей в условиях, нарушающих принятые нормативы, вследствие чего состояние здоровья заявителя постоянно ухудшается и из-за чего его жизнь находится под угрозой.
***
***
The circumstances of the case \Дело № 29273/10


\
The facts of the case, as submitted by the applicant, may be summarised as follows.
1.  Medical assistance in detention
The applicant submitted that he has been suffering from chronic hepatitis since 1992 and from tuberculosis of the lungs since 1999. He also maintained that since 2006 he has been HIV infected.
On 17 August 2009 the applicant was arrested upon suspicion of having committed theft and placed to the SIZO. Upon his arrival at the SIZO the applicant underwent a medical examination. It was noted that he was suffering from chronic hepatitis and tuberculosis. The applicant also told the doctors that he was HIV positive but, according to his medical file, he refused HIV diagnostics.
In September 2009 the applicant was placed at the special active tuberculosis isolation ward of the SIZO medical unit.
According to the applicant, his state of health had deteriorated since October 2009.
By letter of 26 February 2010 the SIZO Governor requested the first-instance court to accelerate the examination of the applicant’s case since the applicant’s medical condition deteriorated and he needed second-line drugs, the administration of which is forbidden in the SIZO. It was also mentioned that the applicant was diagnosed with B-20 (clinical stage). According to the applicant, such diagnosis means HIV.
By letter of 17 March 2010 the Donetsk Regional Tuberculosis Hospital refused the SIZO Governor’s request to provide second-line drugs to the applicant, allegedly for financial reasons, and proposed instead to bring the applicant to the Hospital to treat him there during the day-time.
By letter of 19 March 2010 the applicant’s brother was informed that the applicant’s placement at a hospital is planned for 22 March 2010. Apparently, the applicant was not brought to hospital.
On 17 May 2010 the applicant’s brother sent telegrams to the SIZO and to the Donetsk Regional Court of Appeal requesting to hospitalise the applicant. The applicant also complained to the SIZO Governor about lack of adequate treatment.
On 19 May 2010 G., the applicant’s lawyer, requested the court to release the applicant. This request was allegedly refused. The applicant did not submit any copy of the decision taken.
On the same date the applicant was called an ambulance in the course of a court hearing. He was given some painkillers.
On 4 June 2010 the Head of the SIZO medical unit issued a certificate that since 4 June 2010 the applicant has been receiving second-line drugs to treat his tuberculosis.
No further information was submitted by the applicant although in 2013 his lawyer informed the Court that the applicant maintained his application.
2.  Conditions of transportation
The applicant submitted that he has been transported to court hearings once a month. The distance between the SIZO and the Novogrodovskiy Court is around 50 kilometres but the trip lasted for 3-4 hours. The applicant was transported together with other detainees despite his critical state of health. He also stated that he did not receive any food in the course of those days.
3.  Other conditions of detention
The applicant submitted that he had less than 2 sq.m. of space in his cell. The food was unsatisfactory and his special diet for a tuberculosis infected person was not observed.
B.  Relevant international materials
The Committee for the Prevention of Torture, following the Committee’s visit to Ukraine in 2009, noted in its report:
“74. At the time of the 2009 visit, the total number of prisoners in Ukraine stood at 145,000 (including 36,000 on remand), compared to some 178,000 at the time of the 2005 visit. Thus, the positive trend towards a reduction of the prison population already noted in the report on the 2005 visit continues. That said, overcrowding persists in remand establishments...
...
128. ... The CPT recommends that the Ukrainian authorities make continued efforts to ensure that penitentiary establishments have a sufficient supply of appropriate medication, including second-line drugs for the treatment of tuberculosis, and to introduce better management of the distribution of available drugs to prisoners.”
COMPLAINTS
The applicant complained under Article 3 of the Convention about the conditions of his detention, that he had not been provided with adequate medical assistance in the SIZO and that the conditions of his transportation to the court hearings had been inadequate.

QUESTIONS TO THE PARTIES:
1. Was adequate medical treatment and assistance provided to the applicant in detention and was such treatment compatible with the requirements of Article 3 of the Convention?
2.  Were the general conditions of the applicant’s detention compatible with Article 3 of the Convention?
3. Were the conditions of the applicant’s transport between the detention facility and the court compatible with Article 3 of the Convention?

SOS! Камера-морг. Или как «лечат»-калечат в Кировоградском СИЗО

SOS. Need help!

Press-release: "Камера-морг. Или как «лечат»-калечат в Кировоградском СИЗО"

Вечером 16.09.2011 из достоверных источников стало известно следующее. В Кировоградском Следственном Изоляторе умирают люди без получения адекватной и своевременной мед.помощи- так, например, в камере №335 (или «камера-морг» в простонародье - так ее называют арестанты) находится Губриенко Александр Анатольевич 1984 г.р., у которого ныне: 5 (пять) дырок в легком, кровохарканье нон-стоп, и который болеет открытой формой туберкулеза с 2005 года!

Там же находится Бондарь Илья Олегович 1991 г.р., арестант с открытой формой туберкулеза (более с 14 лет), которого в марте 2011 администрация Кировоградского СИЗО намеренно, без предварительного всестороннего и объективного мед.обследования, поместила в двухместную камеру №211 с еще здоровым на тот момент арестантом– Решетиловым Виктором Ивановичем, который никогда ранее не болел туберкулезом. Ныне у арестанта Решетилова Виктора – активная форма туберкулеза! Диагноз «здоров» Бондарю И.О. ставила фтизиатр Кривенко Людмила Анатольевна, а также - ренгенолог из СИЗО – Евгений Ломака.

В камере №335 находится 18 (восемнадцать) человек, при этом она рассчитана на 8 человек. Спят по очереди. Многим арестантам нужны препараты «второго ряда», но в СИЗО не хватает даже препаратов 1-го ряда. Почему их нет – не объясняют. И не говорят, куда обратиться чтобы получить лечение. Справедливости ради надо сказать что в Кировограде есть Областной Туб.Диспансер «Лесная поляна», который пустует, но куда арестантов администрация Кировоградского СИЗО не вывозит на лечение, мотивируя это отсутствием бензина и конвоя, который будет их охранять. В итоге люди умирают, так и не получив необходимой и главное своевременной медицинской помощи.

Так ныне умирает Губриенко Александр Анатольевич 1984 г.р., у которого ныне: 5 (пять) дырок в легком, кровохарканье нон-стоп! Ни фельдшера, ни врачи – не приходят! В тяжелом состоянии находятся больные:

ШЕРЕМЕТ Вячеслав Владимирович 1968 г.р., а также

Бондарь Илья Олегович 1991,

Шаповалов Александр Сергеевич 1977,

Пономаренко Александр Викторович,

Решетилов Виктор Иванович и другие.

p.s. Лечения никакого нет! Фельдшера (-ов) нельзя дозваться! Единственный фельдшер, который надлежащим образом выполняет свои обязанности – это Виталий Павлович. Он там один лишь реально работает, соблюдая клятву Гиппократа. Более там ни врачей, ни фельдшеров нет! Не достучаться! В камеру-морг №335 они заходить боятся. Осмотры пациентов – они не делают вовсе, в принципе. Единственный выход из камеры №335 – это через трубу крематория.

Олег, e-mail: oleg_probono @ hotmail.com
constitution
  • di_mur

СМЕРТЬ ЗАДЕРЖАННОГО И ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА НАД СОДЕРЖАЩИМИСЯ В ХАРЬКОВСКОМ СИЗО

02 мая 2011 года
Для немедленного распространения!
 
 
            Винницкая правозащитная группа продолжает получать информацию о грубейших нарушениях прав человека в украинском тюремном ведомстве. Только в апреле 2011 года сотрудниками администрации Маневичской исправительной колонии №42 (Ривненская область) был убит осужденный Д., были избиты и вынуждены были нанести себе увечья осужденные, которые отбывают наказание в Сокальской ИК №47, подвергались запугиваниям и унижениям со стороны вооруженных автоматами лиц в униформе без опознавательных знаков и имен задержанные, которые содержатся в Симферопольском следственном изоляторе.
 
            Первомайские праздники Харьковский следственный изолятор встретил смертью осужденного Евгения Токарева, которому было отказано в квалифицированной медицинской помощи, чем было грубо нарушено его право на жизнь. Статьей 11 ЗУ «О предварительном заключении» предусмотрено, что медобслуживание лиц, содержащихся в СИЗО, осуществляется в соответствии с законодательством о здравоохранении. Министерством юстиции Украины еще в 2004 году была отменена регистрация незаконного нормативного акта – Приказа Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний и Минздрава Украины «Об утверждении нормативно-правовых актов по вопросам медико-санитарного обеспечения лиц, которые содержатся в следственных изоляторах и учреждениях исполнения наказаний Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний». С тех пор все так называемые медико-санитарные части СИЗО находятся вне закона, не являясь медицинскими учреждениями. Тем не менее тюремное ведомство повсеместно всячески препятствует осуществлению законного права лиц, которые находятся в предварительном заключении, на медицинское обслуживание в учреждениях гражданского здравоохранения. Такой отказ в медицинском обслуживании приводит к тяжким последствиям, в частности – уже привел к смерти гражданина Евгения Токарева, погибшего в Харьковском СИЗО 1 мая 2011 года в камере №51. На протяжении двух недель администрация Харьковского следственного изолятора отказывается доставить в учреждение гражданского здравоохранения заключенного Александра Лукашова, в брюшной полости которого находится металлическое инородное тело, что создает прямую угрозу его жизни. Принимая во внимание тот факт, что заключенный Александр Лукашов подал иск против государства Украина в Европейский суд по правам человека, суть которого – грубые нарушения государством права человека на свободу от пыток и жестокого обращения, Винницкая правозащитная группа предполагает, что заключенного Лукашова хотят лишить жизни путем отказа в медицинской помощи.
 
Кроме того Винницкая правозащитная группа получила нелегальным путем информацию о том, что администрацией Харьковского СИЗО длительное время игнорировались жалобы заключенного Сергея Литвина (1973 года рождения) на пытки, включая пытки с использованием електротока и противогаза. По словам Сергея Литвина, которые задокументированы Винницкой правозащитной группой, его выдают из Харьковского СИЗО на следственные действия в Харьковский УБОЗ, где его пытают, а потом, после возвращения в СИЗО, сотрудники изолятора противоправно отказываются документировать нанесенные ему телесные повреждения. В результате задержанный был вынужден совершить попытку перерезать себе горло, после чего его 14 дней держали в СИЗО пристегнутым наручниками к кровати. Сейчас состояние здоровья заключенного Литвина требует немедленного вмешательства врачей.
 
Все указанные нарушения прав украинских осужденных на жизнь и свободу от пыток происходят на фоне нового рецидива закрытости пенитенциарного ведомства, повсеместной информации о коррупции и взяточничестве в тюремной системе. Ответственность за такое положение всецело лежит на Председателе Государственной пенитенциарной службы  Александре Лисицкове, который оказался неспособным обеспечить эффективную работу ведомства и прекратить массовые нарушения прав человека в тюремной системе.
 
Винницкая правозащитная группа требует, чтобы Генеральная прокуратура Украины совместно с представителями Уполномоченного ВР Украины по правам человека и местными правозащитными организациями  провела незамедлительную проверку информации о нарушении прав заключенного Е.Токарева, приведших к его смерти. Мы требуем, чтобы общественности и журналистам были немедленно продемонстрированы заключенные Сергей Литвин и Александр Лукашов.
 
Винницкая правозащитная группа отмечает, что руководство тюремного ведомства не реагирует должным образом на информацию о массовых нарушениях прав заключенных и осужденных, игнорирует сообщения о незаконном насилии и рабском труде осужденных. Кроме того, заморожены любые инициативы, совместного с общественностью эффективного контроля и расследований жалоб заключенных на нарушениях их прав.
 
9 мая 2011 года Винницкая правозащитная группа опубликует в широком доступе эксклюзивное видео незаконного рабского труда осужденных Криворожской исправительной колонии №80 (Днепропетровская область) и шокирующее видео массового несправедливого  избиения и унижения осужденных этой колонии сотрудниками администрации КИК-80. Если руководство Государственной пенитенциарной службы располагает силами и средствами для проведения самостоятельной проверки данной информации – оно должно сделать это до Дня Победы.
 
Винницкая правозащитная группа выражает готовность принять непосредственное участие в проверках информации о нарушении прав осужденных, которая содержится в данном заявлении.


Тяжелобольной арестант Киевского СИЗО Тамаз Кардава умер. Не без помощи судьи и руководства СИЗО?

Тяжелобольной арестант Тамаз Чичикович Кардава 30.03.2010 (жертва пыток Шевченковского РОВД Киева)был доставлен в Шевченковский суд Киева на носилках для участия в слушании уголовного дела. Последующие 6 (шесть) часов он провел в зале суда, лежа на носилках прямо на полу, т.е. все время, пока судья Ретьман О.А. вела судебное заседание, зачитывая показания неявившихся свидетелей и т.д.). Молодая судья Оксана Ретьман, несмотря на критическое состояние арестанта, и несмотря на ходатайство адвокатов-защитников арестанта, отказалась дать приказ конвою немедленно госпитализировать Тамаза Кардаву в лечебное учереждение, в связи с диагносцированными симптомами близкой смерти арестанта: врач "скорой" помощи 103, которую вызвали прямо в зал суда в тот день 30.03.2010 диагносцировал наличие жидкости в легких арестанта Кардавы. Врач просил судью безотлагательно дать приказ конвою о немедленной госпитализации Тамаза Кардавы в любое стационарное отделение какой-либо больницы для оказания ему срочной медицинской помощи: откачивания жидкости из легких и т.д.
Судья без какой-либо мотивации отказалась делать это, напротив приказав конвою везти Кардаву назад в Киевское СИЗО (было это около 16-00). Лишь в 23-00 30.03.2010 Кардава, вместе в другими заключенными, на носилках, был доставлен назад в свою камеру Киевского СИЗО.

Администрация Киевского СИЗО в лице майора Старенького Сергея Евгеньевича, после обнаружения воды в легких у арестанта Кардавы 30.03.2010 продержала его еще почти полторы суток в застенках СИЗО, после чего в некурабельном состоянии вывезла Тамаза в Больницу Скорой Медицинской Помощи (на Братиславскую, 3) умирать.
Тот факт, что г-н Старенький был осведомлен о тяжелейшем состоянии здоровья Тамаза свидетельствует телеграмма сестры подсудимого - Мананы (смотрите фото внизу).

Надо сказать, что 31 марта 2010 года из Европейского суда по правам человека (Страсбург, Франция) в адрес государства Украины в порядке правила №39 регламента был вынесен срочный приказ о немедленной госпитализации арестанта Кардавы с целью оказания ему адекватной медицинской помощи.

К сожалению, в связи с тем, что момент своевременной госпитализации пациента уже был упущен, Кардаву спасти не удалось. Не смотря на все усилия врачей БСМП 06 апреля 2010 года Тамаз в возрасте 39 лет умер прямо в палате для арестованных.

P.S. Позже врачи БСМП сказали адвокатам и родственникам безвременно погибшего, что если бы тяжелобольного арестанта Тамаза вывезли в больницу месяцем ранее, он бы мог еще пожить два-три месяца благодаря вмешательству врачей.
P.P.S.Кто ответит за преждевременную смерть отца троих детей Тамаза Кардавы?
http://community.livejournal.com/journalism_ua/1137345.html









Пытки пациентов в украинских больницах и тюрьмах (непредоставление медицинской помощи)

Доброго времени суток всем!
Сегодня был на похоронах Тамаза Кардавы. Смотрите фото: http://picasaweb.google.com.ua/oleg.veremeenko/HospitalTorture?feat=directlink
Мы живем в 2010 году, готовимся принимать ЕВРО-2012, а у нас под боком - в центральной больнице столицы - до сих пор пытают людей! Это нормально?!
И при этом никто ответсвенности не несет! Ни главврач больницы, который в силах составить штатное расписание,
где можно предусмотреть ставку на дежурного врача, которого необходимо командировать в отделение арестованных -
где круглосуточно содержится как минимум 10-ок живых людей.

Тамаз Кардава умер раньше ожидаемого срока потому, что:
- был госпитализирован в больницу из Киевского СИЗО слишком позно (лишь после судебного приказа Страсбургского Евросуда от 31.03.10);
- 3-ое суток из врачей к нему просто напросто никто не подходил (все разъехались на Пасху);
- комплексную и своевременную диагностику (и диагностику его состояния в динамике) Тамазу Кардаве, как пациенту, содержащемуся в отделении арестованных - никто не делал;
- отдельные медсестры по неизвестным причинам попросту саботировали инструкции лечащего врача и не вводили лекарства Тамазу Кардаве согласно плана лечения;
- действия (или вернее бездействие) отдельных нерадивых медсестер никто не контролировал вообще.
Читайте статью по теме: "Смерть в камере пыток" http://avvocato-kiev.blogspot.com/2010/04/blog-post.html
P.S. Нужен "разбор полетов". Хочется, чтобы смерть Тамаза Кардавы не была тщетной.
Из этой ситуации все мы должны извлечь выводы и как-то менять этот бред.
В столице, где есть СИЗО на более чем 3000 (три тысячи) человек данная ситуация может повторится опять и опять.
У кого будут какие идеи по этому поводу?

Тяжелобольной арестант Киевского СИЗО Тамаз Кардава умер. Не без помощи судьи и руководства СИЗО?

Тяжелобольной арестант Тамаз Чичикович Кардава
в Шевченковском суде Киева 30.03.2010 (был доставлен в суд на носилках. И 6 (шесть) часов провел лежа прямо на на полу, в зале суда, лежа на носилках, т.е. все время, пока судья Ретьман О.А. вела судебное заседание, зачитывая показания неявившихся свидетелей и т.д.). Молодая судья Оксана Ретьман, несмотря на ходатайство адвоката, отказалась дать приказ конвою немедленно госпитализировать арестанта Тамаза Кардавы в лечебное учереждение, в связи с диагносцированными симптомами близкой смерти арестанта: врач "скорой" помощи 103, которую вызвали прямо в зал суда, 30.03.2010 диагносцировал наличие жидкости в легких Тамаза. Врач просил судью безотлагательно дать приказ конвою о немедленной госпитализации Тамаза Кардавы в любое стационарное отделение какой-либо больницы для оказания ему срочной медицинской помощи: откачивания жидкости из легких и т.д. Суд без какой-либо мотивации отказался делать это, напротив приказав конвою везти Тамаза Кардаву назад в СИЗО (было это около 16-00). Лишь в 23-00 30.03.2010 Кардава, вместе в другими заключенными, на носилках, был доставлен назад в свою камеру Киевского СИЗО.

Администрация Киевского СИЗО в лице майора Старенького Сергея Евгеньевича, после обнаружения воды в легких у арестанта Кардавы 30.03.2010 продержала его еще почти полторы суток в застенках СИЗО, после чего в некурабельном состоянии вывезла Тамаза в Больницу Скорой Медицинской Помощи (на Братиславскую, 3) умирать.
К сожалению, в связи с тем, что момент своевременной госпитализации уже был упущен, Кардаву спасти не удалось. Не смотря на все усилия врачей БСМП 06 апреля 2010 года Тамаз (отец троих детей) в возрасте 39 лет умер прямо в палате арестованных. Кто ответит за смерть арестанта?





human rights
  • di_mur

Харьков: пытки током за кражу бидона молока

Трехдневные пытки током. Родители 23-летнего юноши утверждают: в Октябрьском райотделе их сына пытали только ради того, чтобы он признался в краже бидона из-под молока. В милиции обвинения отвергают, говорят: преступник пытается избежать ответственности

На небольшой пикет его участники вышли без политических лозунгов, но каждый со своей историей. Люди утверждают: они сами, либо их родственники, столкнулись с ужасной стороной харьковской милиции, а именно - с пытками. У Юрия и Виктории Спудулис за решеткой оказался сын - три дня, утверждают родители, его пытали в Октябрьском райотделе. 23-летнего Андрея, рассказывает мать, обвинили в краже молочного бидона и шлифовальной машинки у соседки. Убытки потянули на уголовное дело. Виктория уверена: ее семье таким способом пытаются отомстить. Дескать, в 2005 году Андрея уже задерживали правоохранители и тоже били. Но тогда Виктории якобы удалось доказать факт насилия - милиционеры получили выговор, одного из них даже уволили. И именно за это, уверена Виктория, правоохранители мстят ей сейчас. Новое дело сфабриковали, уверена женщина: Андрея схватили на улице, три дня держали в райотделе и пытали током, касаясь проводами рук и половых органов. Не выдержав издевательств, юноша подписал признание. Тем временем, рассказывает Виктория, она искала сына по всему городу - когда узнали, что он в райотделе, - привезла адвоката, однако его к задержанному не пустили - родители увидели сына только, когда его переводили в тюрьму.

Виктория Спудулис, мать Андрея: «Он вообще весь черный был - понятно, что к нему применялся током. 27 числа я написала заявление в Октябрьскую прокуратуру с просьбой провести медицинское освидетельствование телесных повреждений и внутренних органов».

У правоохранителей другая версия. Как говорит начальник Октябрьского райотдела, Андрея Спудулиса задержали после обращения потерпевших, и изъяли у него похищенную шлифовальную машинку. Молодой человек уже был условно осужден за кражу, пояснил милиционер. В беседе со следователями Андрей якобы сам признался в преступлении. Его никто не бил и не пытал, утверждает Владимир Ковригин. После двух часов удержания в соответствии с законом задержанного доставили во временный следственный изолятор, о чем сообщили его родителям.

Владимир Ковригин, начальник Октябрьского РО: «В течение двух часов после задержания наш задержанный был опрошен органами дознания в ГОМе № 1, о чём есть соответствующая запись и есть соответствующая запись подозреваемого, то есть гражданина Спидулиса, о том, что он претензий к работникам милиции не имеет, мер физического и психологического на него не оказывалось».

Мать осужденного с претензиями в милицию не обращалась, уверяет начальник райотдела, разговоры о пытках женщина начала только, когда встал вопрос относительно преступной группировки, членом которой мог быть ее Андрей. Но эти эпизоды, выявленные УБОПом, тоже фальсификация, уверена Виктория. Дескать, в этом подразделении работает брат одного из палачей в погонах. Они пытаются замять дело, считает женщина, поэтому так и не было проведено медицинское обследование задержанного. В милиции утверждают: Андрей сам отказался, но его мать настаивает - отправляла письма с жалобами и в районную прокуратуру, и в министерство МВД. Юноша, уверяет женщина, не всегда может за себя отвечать. После травмы головы, которая была получена в детстве, и долгого лечения в психиатрической больнице он еле отвечает на вопросы судьи - и только после подсказки адвоката подал ходатайство о судебно-медицинской экспертизе.

Андрей Спудулис, обвиняемый: «Чтоб провели медицинскую экспертизу. ( Провели медицинскую экспертизу в отношении вас? В связи с чем?) В связи с тем, что когда меня начали пытать током, то у меня начало падать зрение и болеть голова. (Когда и где вас пытали током?) В Октябрьском РУВД».

В райотделе уверены: это только приём для избежания законного наказания.

Владимир Ковригин, начальник Октябрьского РО: «Чаще всего в жизни, а тем более в нашей работе, встречаются два вида защиты: это когда люди пытаются показаться невменяемыми или придумать какую-то болезнь, или различные способы воздействия на правоохранительные органы - то ли это жалобы, то ли это общественное мнение».

Однако суд принял ходатайство Андрея и назначил судебно-медицинскую экспертизу. Специалисты утверждают: повреждения от тока эксперты смогут обнаружить даже через несколько месяцев после пыток. До заключения экспертов рассмотрение дела по существу отложено.

проект жалобы в Евросуд по делу Бекетова (неоказание медицинской помощи арестанту)

Я, Бекетов Юрий Алексеевич, был задержан на территории Украины по подозрению в совершении преступления на территории Украины и содержался под стражей в Украине, в условиях жестокого и бесчеловечного обращения, при отсутствии эффективных путей обжалования незаконных действий следственных органов.
Позже, после многодневных допросов с применением пыток и жестоких избиений высокопоставленными сотрудниками милиции я был переведен из ТВМ-3 по ул.Баумана (Шевченковский РОВД г. Киева) и ИВС по ул. Косогорной в г.Киеве, и немного позже был заключён под стражу по решению суда и нахожусь под стражей до сих пор в условиях Киевского СИЗО, подвергаясь жестокому и бесчеловечному обращению.
На территории Украины меня долгое время содержали и содержат в Киевском Следственном Изоляторе (далее СИЗО), расположенном по ул. Дегтяревской, 13 в городе Киеве. Условия содержания в Киевском СИЗО (из-за невозможности получить адекватную моему состоянию здоровья специализированную медицинскую помощь)- эквивалентны пыткам.
Также в результате многодневных пыток в милиции, а именно: в ТВМ-3 по ул.Баумана (Шевченковский РОВД г. Киева), из-за избиений, которым меня подвергали сотрудники милиции, включая и первого заместителя Шевченковского РОВД полковника милиции **вича Игоря Петоровича, - который лично очень сильно избивал меня ногами в живот, в результате чего - повредил мне прооперированную ранее пуповую грыжу. Из-за этого я стал очень сильно болеть, находясь в Киевском СИЗО. Вот уже почти 2 года я нахожусь в Киевском СИЗО, и более полугода- без адекватной медицинской помощи, т.е.без возможности быть прооперированным в хирургическом отделении любой из больниц г.Киева и\или Киевской области.
Я и мои адвокаты начиная с сентября 2009 года неоднократно обращались к начальнику Киевского СИЗО –майору Старенькому с просьбой безотлагательно вывезти меня на операцию по поводу свища и пуповой грыжи - в хирургическое отделение любой из больниц г.Киева и\или Киевской области. Мне по сей день фактически отказывают в госпитализации по непонятным причинам. Отказывает – администрация Киевского СИЗО – в лице майора Старенького С.Е. и начальника медицинской службы –Гуменного М.В.
Я и мои адвокаты неоднократно обращались в прокуратуру Шевченковского района города Киева и прокуратуру Киева с просьбой защитить мое право как арестанта и как гражданина на возможность получения своевременной и адекватной медицинской помощи. На практике все мои жалобы по поводу того, что сотрудники мед.части СИЗО фабрикуют мой диагноз – остались без внимания и реагирования со стороны контролирующих инстанций. Я получил и продолжаю получать отписки и из прокуратуры, и из других инстанций, где говорится, что я здоров, а потому не нуждаюсь в лечении. И что мне необходимо «консервативное лечение» т.е. йод, зеленка, мази.
Мое состояние здоровье ухудшается с каждым днем, именно в связи с невозможностью получить своевременную специализированную помощь, и из-за того, что врачей скорой помощи ко мне в Киевское СИЗО не допускают в большинстве случаев, а если и допускают – то не предоставляют мою медицинскую карточку и другую мед.документацию – чем значительно усложняют постановку диагноза. Последний такой случай имел место 04 января 2010 года, когда дежурная часть СИЗО вызвала мне скорую из-за ухудшения моего здоровья, но бригаде скорой помощи – не предоставили ни мед.карточки, ни других каких-либо медицинских документов.
В Киевском СИЗО нет ни хирургического отделения, где бы можно было сделать операцию, которая мне необходима, как нет и реанимационного отделения (в случае, если мне станет хуже после операции) . Даже диагностику состояния моего состояния здоровья на сегодняшний день никто сделать не может, потому что СИЗО – это изолятор, тюрьма, и там нет ни квалифицированных врачей, ни медицинского диагностического и какого-либо другого оборудования. Когда приезжала скорая 04.01.2010 в СИЗО не было даже градусника, чтобы замерять арестанту Бекетову Ю.О. температуру. И врачам «скорой» пришлось выходить в машину за градусником.
20.11.09 мой адвокат Олег Веремеенко обратился в прокуратуру города Киева с заявлением о преступлении в порядке ст.97 УПК Украины (по поводу неоказания медицинской помощи арестанту), и о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц администрации и мед.части Киевского СИЗО по фактам преступлений, предусмотренных ст. 364 УК – злоупотребление властью и служебным положением; ст. 365 УК – превышение власти и служебными полномочиями; ст. 367 УК – служебная халатность; ст. 127 УК – пытки; 135 УК – оставление в опасности или ст. 136 УК – неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни положении; ст. 139 УК – неоказание помощи больному медицинским работником; ст. 140 УК – ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником в связи с отказом в лечении Юрия Бекетова.

В заявлении от 20.11.09 адвокат Веремеенко О.И. просил прокурора города Киева провести проверку в 10-ти дневный срок и возбудить уголовное дело в отношении должностных лиц Киевского СИЗО, которые удерживая в своей власти подсудимого Юрия Бекетова, грубо нарушают его право на медицинскую помощь и посягают на его здоровье, создают угрозу его жизни.

Адвокат Веремеенко О.И. информировал прокурора о том, что арестант Юрий Бекетов 1970 г.р., отец двоих малолетних детей, находящийся под арестом в Киевском СИЗО вот уже на протяжении почти двух лет, и числящийся за Апелляционным Судом г.Киева (Судья Глиняный В.П.; уголовное дело № 1/44/2009) – умирает в застенках Киевского СИЗО, лишенный какой-либо адекватной медицинской помощи. Также адвокат просил немедленного вмешательства в судьбу арестанта Бекетова Ю.А. с целью защиты его нарушенного права на жизнь и здоровье, права на свободу от пыток и унижающего честь и достоинство наказания. К заявлению были приложены документы на 25 листах, которые подтверждали эту дикую историю, которая, с одной стороны, очень типична для Украины, и в то же время, - вовсе не типична, - если взять во внимание уровень цинизма и человеческого безразличия (в отношении к тяжелобольному арестанту Юрию Бекетову со стороны администрации Киевского СИЗО). Всю медицинскую документацию о диагнозе Юрия Бектова, а также отказы в госпитализации – от бывшего начальника Киевского СИЗО: г-на Балдука, а также нынешнего - г-на Старенького С.Е. – адвокат приложил.

Согласно заключений врачей скорой помощи от 22.10.2009 и ранее, начиная с 29.09.09 (копии прилагаю), которые несколько раз осматривали Юрия Бекетова в октябре-ноябре 2009 года в помещении Апелляционного Суда г.Киева, Бекетов Юрий 1970 г.р. нуждается в срочной госпитализации в специализированное медицинское учреждение с целью проведения срочного и неотложного хирургического вмешательства (при помощи специалистов в области абдоминальной хирургии) по поводу пуповинной грыжи и подозрения на перитонит.

Право на получение гражданином Украины своевременной квалифицированной медицинской помощи:
Данное право регламентировано ст .49 Конституции Украины, ст. 284 Цивильного Кодекса Украины, ст. 6 Закона Украины "Основы законодательства об охране здоровья".
Согласно ст. 49 Конституции каждый имеет право на здравоохранение, медицинскую помощь. Охрана здоровья обеспечивается государственным финансированием. Государство создаёт условия для эффективного и доступного для ВСЕХ ГРАЖДАН медицинского обслуживания.


30.10.2009 года Европейский Суд по правам человека в порядке правила №39 постановил немедленно госпитализировать Юрия Бекетова в больницу (госпиталь) или другое медицинское учреждение, где ему смогут оказать своевременную и адекватную медицинскую помощь.

Начальник Киевского СИЗО майор Старенький Сергей Евгеньевич чинил и продолжает чинить всевозможные препятствия в госпитализации арестанта, не желая по непонятным причинам исполнять этот судебный приказ (определение) Страсбургского суда! Таким образом ставя жизнь Юрия Бекетова в опасность, так как любое промедление с госпитализацией тяжелобольного арестанта – смерти подобно!

Состоянием на 07.01.2010 арестант Бекетов Юрий, находящийся в Киевском СИЗО, так и не был госпитализирован ни в одно медицинское учреждение, для проведении хирургической операции не смотря на:
- многочисленные ежедневные письменные заявления арестанта Юрия Бекетова на имя начальника Киевского СИЗО – которые остаются без ответа в 100% случаев;
- многочисленные заявления на имя начальника Киевского СИЗО от адвоката Могилы Ильи Владимировича, поданные в период с весны 2008 года по декабрь 2009 года включительно;
- заявление на имя начальника Киевского СИЗО от Юрия Бекетова и заявление адвоката Гречановского В.В. от 30.10.09 о безотлагательной госпитализации;
- многочисленные письменные обращения адвоката Веремеенко О.И. (который действует на основании доверенности от жены Бекетова Ю. – Наталии Дмитревны Бекетовой) и к начальнику Киевского СИЗО, и к судье Апелляционного Суда Киева Глиняному В.П. (от 03.11.09 (слушайте пож-ста аудио-протокол судебного заседания по делу №60-2213 или № 1/44/2009), письменное обращение от 03.11.09 и от 18.11.09) с просьбой о безотлагательной госпитализации Юрия Бекетова в специализированное медицинское учреждение – где он смог бы получить адекватную и своевременную медицинскую помощь;
- заявление Юрия Бекетова от 18.11.2009 начальнику Киевского СИЗО о госпитализации в любое специализированное медицинское учреждение (где есть специалисты в области абдоминальной хирургии) по городу Киеву,
многочисленные телеграммы от адвокатов Бекетова Ю.А. и его родственников с требованием госпитализировать Бекетова Ю.А. в лечебное учреждение с отделением хирургии (копии телеграмм – в приложении).

Таким образом, до настоящего времени Бекетову Ю.А. не было оказано никакой действенной медицинской помощи и Юрий Бекетов продолжает испытывать острую, постоянную физическую боль и психические страдания, так как полностью лишён возможности получить медицинскую помощь помимо воли администрации Киевского СИЗО.

В бездействии администрации Киевского СИЗО также усматриваются признаки преступления по признакам халатности – неисполнение служебных обязанностей, что преследуется по ст. 367 УК Украины.
Кроме того, удерживая, находящегося в их безграничной власти арестанта Бекетова Юрия и препятствуя ему в госпитализации, администрация Киевского СИЗО и судья Апелляционного Суда Киева – Глиняный В.П., злоупотребляя своей властью, нарушают личное право арестанта Бекетова на своевременную медицинскую помощь и право на доступ к специализированной мед.помощи, что преследуется по ст. 364 УК – злоупотребление властью и служебным положением.
Также в заявлении в прокуратуру от 20.11.09 говорилось следующее:
«Требуется учесть, что в Киевском СИЗО имеется медицинская часть и в ее штате имеются квалифицированные медицинские работники и врачи, которые являются специальными субъектами преступлений предусмотренных статьями ст. 139 УК – неоказание помощи больному медицинским работником; ст. 140 УК – ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником.
Нахождение без лечения Бекетова Юрия в течение нескольких месяцев необходимо квалифицировать как умышленные действия по ст. 127 УК – пытки, истязания, жестокое обращение в смысле ст. 3 Европейской Конвенции ; а также, по ст. 135 УК – оставление в опасности или ст. 136 УК – неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни положении;
С целью сокрытия преступлений должностных лиц Киевского СИЗО они вступили в сговор с врачами нескольких горбольниц г. Киева (№9 – в Соломянском районе, Киевской Городской Больницы Скорой Помощи), которые ставили заведомо ложные диагнозы о полном излечении Бекетова от его болезни, без каких-либо объективных и всесторонних медицинских исследований, диагностики, фактических показателей и т.д. - тем самым незаконно и преступно отказывая нуждающемуся пациенту-арестанту в оказании медицинской помощи.»

По сей день 11.01.2010 ответа на свое заявление в прокуратуру города Киева от 20.11.09 адвокат Бекетова Ю.А. так и не получил.

Других эффективных путей обжалования незаконных действий и бездействия администрации Киевского СИЗО – которая намеренно и целенаправленно чинит Бекетову Ю.О. препятствия в госпитализации - не существует!

Считаю, что в отношении Бекетова Ю.А. Украиной допущены нарушения статьи 3, статьи 13 и статьи 14 Конвенции о защите основных прав и свобод, которые выражаются в следующем:
- незаконном отказе в госпитализации в специализированное медицинское учреждение;
- отсутствии необходимого лечения и отсутствии питания с учётом нынешнего состояния здоровья Бекетова Ю.А,
- бесчеловечных и унижающих достоинство условиях содержания под арестом;
- отсутствии эффективных путей защиты от вышеперечисленных нарушений.

Юрий Бекетов продолжает оставаться под арестом и в настоящее время и продолжает подвергаться нарушениям Конвенции, что может привести к необратимым ухудшениям его здоровья, и поэтому, прошу рассмотрения моей жалобы в приоритетном порядке, предусмотренном правилом 39 Регламента Европейского Суда по правам человека.


II. EXPOSÉ DES FAITS\STATEMENT OF THE FACTS\ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

Поскольку нарушения моих прав являются длящимися, продолжаются в настоящее время и могут привести к непоправимым последствиям, обострению пуповой грыжи, которой я страдаю, а также появлению других заболеваний, в отсутствии эффективных средств обжалования в Украине, вынужден обратиться в Европейский суд по правам человека и прошу рассмотреть мою жалобу в приоритетном порядке.

Таким образом, я исчерпал все возможные пути защиты нарушенных прав в Украине, и мы вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека против Республики Украина.


Статья 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод - Запрещение пыток

В соответствии со статьёй 3 Конвенции «никто не должен подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

С момента задержания и до настоящего времени в отношении меня нарушается статья 3 Конвенции, т.к. условия моего содержания под предварительным арестом являются пытками и бесчеловечным и унижающим достоинство обращением. Эти нарушения включают в себя: антисанитарные условия содержания в Киевском Изоляторе, отсутствие возможности получать необходимое лечение, а также отсутствие питания при экскортировании в судебную инстанцию.

Европейский суд по правам человека уже не раз высказывался в отношении бесчеловечных, унижающих человеческое достоинство условий содержания лиц, находящихся под предварительным арестом. Например, по делу Холомёв против Молдовы Европейский суд признал нарушением статьи 3 Конвенции, т.к. власти не смогли оказать адекватную медицинскую помощь Виктору Холомёву, страдавшему тяжёлым урологическим заболеванием и перенёсшему черепно-мозговую травму. Юрий Бекетов находится в похожей ситуации…

Более того, мои физические и моральные страдания усугубляются
отсутствием возможности питаться согласно моему состоянию здоровья. Ни администрация СИЗО № 13, не в состоянии обеспечить полноценное питание содержащихся под арестом лиц, тем более не может предоставить питание согласно рекомендациям врачей. Кроме того, в период проведения судебных заседаний я вообще не имею возможности ни пить, ни есть ничего, т.к. это не предусмотрено молдавским законодательством. Более того, во всех судебных инстанциях Украины нет никакой возможности обеспечить приём пищи лицами, содержащимися под предварительным арестом.


Статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод - Право на эффективные средства правовой защиты

В соответствии со статьёй 13 Конвенции «каждый человек, чьи права и свободы, признанные Конвенцией, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

Считаю, что совместно со статьями 3 и 5 параграфом 1, пунктом с) Конвенции, в отношении меня была нарушена статья 13 Конвенции, т.к. я не располагал эффективными средствами защиты от нарушений Конвенции, предусмотренных статьями 3 и 5 параграфом 1, пунктом с).

Во-первых, несмотря на обжалование моими адвокатами незаконных действий и бездействия администрации Киевского СИЗО, аргументы в мою пользу не принимались во внимание и даже не рассматривались детально проверяющими инстанциями (прокуратурой, Департаментом Исполнения Наказаний), а опровергались формально. Ни одна из моих жалоб на незаконные действия администрации Киевского СИЗО - не была удовлетворена. Поэтому, предусмотренный законом путь обжалования незаконных и необоснованных решений (и скорее бездействия) администрации Киевского СИЗО, отказывающей в госпитализации тяжелобольного арестанта, - оказался абсолютно безрезультатным и неэффективным.

Во-вторых, я остаюсь под предварительным арестом в тех же ужасных условиях, которые никто не собирается менять. Продлевая срок моего ареста, судебные инстанции Украины, не повлияли на устранение нарушений, касающихся моего содержания под стражей, и не могли повлиять, поскольку это не входит в их компетенцию. В то же время других эффективных путей обжалования допущенных в отношении меня нарушений Конвенции, не существует.

Более того, несмотря на то, что во всех жалобах, поданных адвокатами Бекетова Ю.А. в прокуратуру города Киева и в Апелляционный Суд, адвокаты ссылались на нарушения статьи 3 Конвенции, требуя прекращения этих нарушений, по существу вопрос условий содержания – даже не рассматривался. Таким образом, в полном объёме обжалуемые на национальном уровне нарушения Конвенции не рассматривались и не анализировались.

Между тем, существенным элементом средства правовой защиты является его эффективность, т. е. оно должно вести к установлению факта нарушения гарантированных Конвенцией прав, а также к прекращению этого нарушения и возмещению ущерба. «Очевидно, что статья 13 предполагает не только возможность обратиться с жалобой, но и право на то, чтобы эта жалоба была рассмотрена по существу. Отклонение жалобы, касающейся основного права, гарантированного Конвенцией, без рассмотрения её по существу, равнозначно нарушению статьи 13» (Иванов и другие против России, решение от 20.02.2007). Также, Европейский суд в своей практике указал, что «эффективность средства защиты устанавливается и в соотношении с его целесообразностью. Данный аспект предполагает наличие реальных шансов на удовлетворение жалобы…в этом случае средство защиты не должно быть предоставлено лишь теоретически» (Kangasluoma v. Finland, решение от 20.01.2004).

UKRRIGHTS:9552] ТЮРЕМНЫЙ ТУБЕРКУЛЕЗНЫЙ ВИЧ АТАКУЕТ!

колективне підприємство
РЕДАКЦІЯ МІСЬКОЇ ГАЗЕТИ
«КРЕМІНЬ»



Україна, 39614, м.Кременчук, вул. Першотравнева, 3, тел.: тел.: 097207685 kremen.gazeta@gmail.com
№ ________________
«____»_______2009 р.


Председателю Государственного Департамента
по вопросам исполнения наказаний
Галинському А.И.

Уважаемый Александр Иулианович!

В свое время появились публикация на интернет–сайте FROM.UA.COM
ТЮРЕМНЫЙ ТУБЕРКУЛЕЗНЫЙ ВИЧ АТАКУЕТ!
В одной из колоний Сумской области «натаскивают» киллера на главного редактора газеты «Кремень» Ольгу Оленич, сообщает источник весьма осведомленный: «Зона «под прессом» кума. От Ольги все страдают - и сидельцы, и опера…»
Параллельно, в телефонном режиме, ее предупредил начальник исправительной колонии №69 полковник Ивко: «Еще одна публикация о моей зоне - и у тебя будут очень крупные неприятности…»
Еще в 2002 году агентство «Рейтер», Би-би-си и посольство Великобритании сообщили, что после проведенного мониторинга считают «Кремень» единственной независимой газетой в Полтавской области. Ко всеобщему удивлению, Оленич до сих пор удается сохранить этот статус. B журналистов «Кремня» уже стреляли. И купить газету пытались неоднократно. Когда поняли бесперспективность этих потуг, Ольге попытались «пришить» статью УК. Не вышло. И вот – «последний аргумент»...
Серия публикаций «Кремня» и репортаж съемочной группы ICTV о рабских условиях содержания заключенных в специализированной по туберкулезу колонии №69 разворошили такое гнездо!..
Каждому ли своё в «истребительной» тубколонии №69?
«Оставь надежду, всяк туда входящий, - утверждает ВИЧ-инфицированный туберкулезник, бывший з/к Валерий Парханов, - если ты не намерен стать рабом или кумовской подстилкой. Меня инфицировали в 69-й зоне и привили, в дополнение к СПИДу, туберкулез. У меня отобрали все – здоровье, надежду на будущее, жизнь…»
«На воле больные туберкулезом такой возможности излечения не имеют», - едва ли не хором отвечают медработники тубдиспансера зоны №69. И действительно, нам и съемочной группе ICTV здесь продемонстрировали вполне современное оборудование. Но насколько оно, лечение, доступно зекам – вопрос далеко не риторический.
«Все, что вам показали работники колонии - только декорация, прилизанная и подкрашенная... - говорит Парханов. – На самом деле 69-я зона – это огромная мясорубка, в которой перемалывают людей на фарш. За все время мне ни единого раза не дали лекарств, связанных с ВИЧ-терапией».
В гонке по распространению ВИЧ Украина не пасет задних. У нас уже сейчас 440тыс. инфицированных. Вся Африка не дотягивает. Там только 400 тысяч.
Это была третья «ходка» Парханова. Первая - за кражу. Последующие - за наркотики. «Мне незачем врать и бояться уже нечего, - говорит Валерий. - Одну из них, подбросив дозу, «слепили» опера. Для них наркозависимые всегда и были, и остаются плановыми галочками в отчетах». В 69-й зоне Валерий прошел тестирование на ВИЧ-инфекцию. Результат оказался положительным. Долго не хотелось верить. Но…
На вопрос, каким образом люди заражаются в зоне, работники колонии, с полковником Ивко во главе, не моргнув глазом, утверждают, как «под копирку», заученными фразами: «Мы же не можем их проверять насильно. Они поступают к нам уже с ВИЧ-инфекцией…» К сожалению, приходится констатировать, что полковник со товарищи, мягко выражаясь, не владеют вопросом. Парханов прошел тест на третьем году срока. Инкубационный период данного заболевания несоизмеримо меньше.
Тем временем полковник рассказывает о вероятных путях проникновения наркотиков в колонию, и какой мощный заслон он, вместе со своими подчиненными, поставил. Недавно даже несколько человек уволил с работы за попытку пронести наркотики заключенным.
Это организованный операми транзит?
Из источников, которым незачем врать и уже нечего бояться, поступает информация, так сказать, слегка разнящаяся и весьма полезная полковнику Ивко в его титанической борьбе за законность оборота наркотиков: «В зоне до 80% заключенных – наркоманы. Зелье раздобыть – не проблема. Или контролеру закажи, или арестантам, сотрудничающим с администрацией. Те хоть про запеченного в драпе и фаршированного соломой белого кенгуру с оперчастью договорятся. Да! Это организованный операми транзит…»
На этом фоне, когда после серии публикаций «Кремня» о 69-й зоне в Кременчуг «нагрянул» начальник Полтавского областного управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, он, несмотря на заблаговременное предупреждение своих кременчугских подчиненных, ни одного из них не застал. Все были «на вызове». На каком вызове и где, никто из Кременчугского горотдела не имел представления. Параллельно в редакцию «прошмыгнула» не менее любопытная информация: известные в городе абсолютно всем таксистам наркоточки все, как одна, «ушли в отгулы» и «закрылись на обед» - безвременно, т.е. пока шеф Полтавского УБНОНа не «свалил».
«А лечат там знатно, - продолжает Парханов. – Правда, внушением. Я несколько лет просил обследования. Еще с карантина, куда определяют всех новоприбывших. Мне отвечали, что имеют с воли документы, мол, я здоров и могу работать. И, несмотря на температуру, гнали в промзону – на ручную обработку гранита. Градусники у них там прикольные. Однажды я сразу два под мышки вставил. Один показал 38, другой - 36,6. Меня назвали симулянтом и отправили на гранит. А не пойдешь, получишь ДИЗО или ПКТ (дисциплинарный изолятор и помещение карцерного типа. – Авт.)».
Полковник Ивко рассказывает: «Зоны у нас на самоокупаемости. Чего заключенные заработают в промзоне, тем и сыты».
К примеру, на швейном участке зэки проговорились автору статьи, что отрабатывают на смене по 6 грн на лицевой счет, а дальше работают за пачку сигарет. Шьют они детский трикотаж. Администрация колонии утверждает, что на швейном участке нет ни одного больного открытой формой туберкулеза. Про диагностику читай выше, и ниже тоже. Не менее показательно и следующее: Парханова отправили в Херсонскую зону. Там лечат з/к с ВИЧ. Только там у него и нашли туберкулез и отправили обратно в Кременчуг – медицинским, так сказать, специалистам 69-й специализированной тубзоны, которые «не заметили» у него активной формы туберкулеза ранее. Парханов за 7 месяцев работы в 2006 году, согласно справке, заработал 621,07 грн. Из них осталось 95,53 грн. после всех вычетов (подоходный, питание, коммунальные, по исполнительному листу).
«Уже на свободе я убедился - по исполнительному ничего не погашалось, - продолжает Парханов. – В то же время нам стало известно, что когда на Кременчугском сталелитейном (заказчик работ) поднимали за обрубку тяжелого литья расценки вдвое, у нас они оставались прежними. Куда девалась разница, известно только полковнику Ивко и Заказчику. Но это еще не главный источник. Только слепому не видно. В зону поступают медикаменты, которых зэки не получают. Большую часть лекарств разворовывают еще на пути следования. А списывают у нас. Вы думаете, Ивко об этом не знает?
Есть еще один способ заработка у кума – так называемое актирование
Когда из раба делают доходягу с открытой формой туберкулеза, его, чтобы не портить статистику, освобождают по акту и отпускают на волю. Их просто выпихивают за ворота, они садятся в маршрутки, едут, покашливая бациллой на пассажиров, на вокзал и далее - подыхать на Родине, разнося «тубик» по всей Украине. Сколько таким способом освободилось здоровых, сами понимаете, статистики нет. Такса - 3 штуки зеленых за год. Или отдай здоровье в промзоне.
А «на граните»: отопления нет, рабочей одежды нет, техника безопасности - в первобытном состоянии, а ты, с температурой, долбишь замерзшими руками гранит, пока в ящик не сыграешь. Только за прошлый год на моих глазах умерли от рабского труда четверо. У Юры Кузнецова сердце «схватило» на граните. Ему дали отлежаться полдня. Утром всучили две каких-то таблетки и снова погнали на гранит. Оттуда, после нового приступа, не довезли. Говорят, в машине умер. Слава Селюк четыре дня ходил на работу в диабетической коме – ему обещали УДО (условно-досрочное освобождение. – Авт.) или карцер. Тоже не довезли с работы - в том же «УАЗике-труповозке» скончался. Саша Чумара умер на работе от туберкулеза. Да - больные активной формой туберкулеза работают вместе со всеми, пока его не выявит обследование. А поди, добейся его. На обработке тяжелого литья я работал с Сашей Гайворонским и Русланом Приходько, которого арестовывали (!) в тубдиспансере. Т.е., что он болен, знали с самого начала срока. Ему тоже обещали УДО. Мы вместе работали, ели, пили чай. В январе 2007-го мы все трое обратились в санчасть с высокой температурой. Капитан Городько, начальник санчасти, даже рентгеновских снимков не сделал. Однако, по мокроте, у Руслана определили активную форму туберкулеза. Его отправили в тубдиспансер, а нас, как симулянтов, в промзону. Вскоре у Гайворонского температура поднялась до предела. Его срочно этапировали в Харьков на ТИК-100. Уже в феврале он умер от температуры, которая возникла из-за воспаления легких на фоне ВИЧ.
Может, хоть сейчас, через прессу, родители узнают правду о том, как в 69-й зоне убили их детей – «условно досрочно»
Я отказался от работы на граните. Меня перевели на участок колючей проволоки типа «Егоза». Оцинкованная лента 0,8 мм толщиной. Ее в руки без пореза не возьмешь. А я уже знал про свой СПИД. Как можно не заразить окружающих, если везде твоя кровь? В то же время в локальной зоне царит антисанитария. Прямо возле входа в барак расположены два канализационных люка, из которых регулярно затапливает нечистотами. И все это разносится по жилой зоне. Баня, в которой мы моемся, не оборудована смесителями – или кипяток, или ледяная вода. На территории бани – станция обеззараживания стоков. Стоки стекают в жилой сектор. Заключенных кормят свининой, выкормленной на пищевых отходах тубдиспансера. А когда больные открытой формой туберкулеза отбывают дисциплинарное наказание в ПКТ, здоровые сидельцы питаются с ними из той же посуды. Ее и мыть-то нечем – ни горячей воды, ни «моющих». В столовой готовят еду, не пригодную к употреблению. В котлах вода не закипает - мы были вынуждены есть полусырые каши и мясо с характерным запахом. Отсутствуют даже холодильники.
В бараках - до 120 заключенных, при норме 80. Вентиляция - как в Сахаре. На всех только один нож, прикованный цепью. На 80 человек – одна иголка и одни ножницы. Освещение недостаточное. Свет отключается на несколько часов. Я часто резался или кололся, чем вызывал понятное раздражение и конфликты с заключенными. Как в таких условиях можно не заразить окружающих? Как только и куда только я не обращался, даже к Юлии Тимошенко, мне, если и отвечали, то однозначно, все, мол, в пределах нормы, обращайтесь к администрации колонии.
Нам определили по одной тумбочке на двоих, или на четверых. Чтобы не заразить соседа, я хранил свои вещи под тумбочкой, а ночью - под кроватью. Однажды я проснулся оттого, что кто-то рылся в моей сумке. Еще не разглядев - кто, я ударил «крысу». Оказалось, напал на начальника отряда. Тот утверждал, что искал у меня бомбу. Но почему ночью и втихаря? Так я в очередной раз загремел в ДИЗО. В одну камеру с осужденным Сиканом. Обыски - вообще веселая история. Меня частенько обыскивал капитан Здор. Зная о моем диагнозе, он лазил ко мне в штаны и трогал за гениталии в поисках, как он утверждал, мобилки».
«Меня явно посадили с Пархановым, чтобы заразить»…
…, - рассказывает Виктор Сикан. Дело якобы убийцы Сикана за версту подлогом смердит. Человека осудили по явке с повинной, не имея ни единого фактического доказательства. Осудили, невзирая на все его заявления о применении к нему пыток и лишении его адвоката. После той «повинной явки» у страдающего менингитом инвалида Сикана одна рука парализована, а на запястьях шрамы от наручников – он рассказывает, как его пытали током до крови на руках. Но добиться медицинского обследования ему удалось, только объявив голодовку. Его дело уже в Европейском Суде. Сикан считает, что администрация колонии, пользуясь безнаказанностью, уничтожает его за то, что он пытается вернуть себе свободу и сопротивляется давлению администрации. За период с февраля 2005-го года до ноября 2007-го, его на 87 (!) суток закрывали в ДИЗО и на 5 месяцев в ПКТ. А там все тебе «удовольствия» из серии «семь кругов ада» - людей видишь раз в неделю, ни сесть, ни лечь, форточка не закрывается и аж один регистр батареи отопления. Видимо, чтобы помедленнее замерзал бунтарь менингитный. А идея проста, как дырка от свистка – «куму», при том, что зона «красная», и наркоманы рапорта на корешей строчат по команде «стоять-баяцца», достаточно «наскрести» энное количество взысканий на арестанта, и пару-тройку лет дополнительно к сроку злостному нарушителю спокойствия обеспечено. А вы думали - Сикан УДО получит или под амнистию попадет? Парня уже пообещали сгноить в каменоломнях. А под амнистию освободятся, ясный пень, по таксе или послужив немножечко киллером. Ольга Оленич рассказывает: «После визита в 69-ю зону журналистов ICTV, Виктор одними глазами умолял не уходить. Только после моей третьей попытки удалиться, он сказал: «…мне так не хочется туда возвращаться».
Таких в зоне еще наберется. Сами работники колонии рассказывают, что в зоне сидят около 7-10% осужденных незаконно. О своем праве на жизнь осмелились заявить еще Игорь Пилипец и гражданин России Валентин Кияшко. У них тоже не все чисто в приговорах. Пилипец уже полгода мучается температурой, а Кияшко инфицирован СПИДом, документально установлено, в 69-й зоне. На днях в редакцию поступили сведения, что Кияшко снова в ДИЗО – за якобы отказ идти в столовую для приема пищи. Отчего-то нам не кажется странным, что это наказание назначено после интервью с журналистами.
Зона «под прессом»…
По официальным данным, здесь отбывает наказание и лечится 61 человек больных СПИДом (сами з/к говорят, что эту цифру можно смело умножать на 10! – Авт.) и около 500 - туберкулезом (или 1 тыс. - в уме. – Авт.). Таких колоний в Украине – семь.
Недаром на недавней пресс-конференции Президент Украины Виктор Ющенко акцентировал внимание на том, что…
…ВИЧ расплодился в Украине именно через исправительные колонии
По прогнозам социально-экономических исследований Минздрава, совместно с Мировым Банком и Глобальным фондом борьбы со СПИДОМ, к 2014-му году в Украине, и без «помощи» полковников-рабовладельцев, от ВИЧ умрет 470 тыс. человек, а количество инфицированных составит 820 тыс. человек (3,5% взрослого населения). В 2014 году диагнозом трети всех смертей мужчин в возрасте от 15 до 40 лет будет СПИД, а женщин – 60%.
Не менее «обнадеживает» и статистика по туберкулезу. Этим заболеванием страдает 1,4% населения Украины, или 85 человек на 100 тыс. В Европе - 20. За последние 15 лет смертность от туберкулеза в Украине увеличилась в 2,9 раза. При этом медики отмечают, что наблюдается тенденция взаимосвязи скорости распространения туберкулеза и эпидемии ВИЧ. Т.е. больных СПИДом и одновременно туберкулезом становится все больше.
Следующее событие неправительственные организации называют катастрофой для всей страны - 15-го января сего года представительство Всемирного банка распространило заявление о том, что банк приостановил финансирование проекта «Контроль над туберкулезом и ВИЧ/СПИДом в Украине». Причина – невыполнение Минздравом Украины своих обязательств. Из 60-ти млн. евро, выделяемых мировым сообществом в надежде остановить ВИЧ-катастрофу в Украине, наши чинуши освоили только 2! Они оказались неспособными даже украсть эти деньги.
По неофициальным данным, существует негласная директива – выпустить из мест лишения свободы до 40% заключенных. Скоро эти люди выйдут на свободу. Их же не зароешь живьем в карьере, как в 37-м. Хотя и пытаются. Судя по рассказам «живых трупов», вышедших на свободу умирать, их не лечат, их инфицируют в зонах.
Школьная учительница, поэтесса с мировой известностью - Ольга Оленич всего лишь вступилась за зеков и за ни в чем не повинных обывателей, которых ждет эпидемия, способная уничтожить человечество. Неужели она окажется под прицелом киллера?
Ужели Украине останется полагаться на начальников «истребительных колоний» - пламенных борцов за законный оборот наркотиков?
С. Крыхитка
Согласно Закону Украины «Об информации»
Прошу предоставить ответ о принятых мерах реагирования в обусловленные законодательством Украины сроки.

С уважением,
Главный редактор (Ольга Оленич)